Защита чести, достоинства и деловой репутации.

Честь, достоинство и деловая репутация гражданина  подлежат защите. Если эти блага умалены, пострадавший вправе требовать в суде опровержения порочащих сведений, возмещения убытков и компенсации морального вреда. 16 марта 2016 года Верховный суд напомнил нижестоящим судам, как разрешать дела по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 года).

Так, высший судебный орган подчеркнул: содержащиеся в оспариваемых высказываниях оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, если только они не носят оскорбительный характер (п. 6 Обзора). Кстати, заявления о защите чести, достоинства и деловой репутации можно предъявлять за пределами трехлетнего срока исковой давности.

 

Вот пример из вышеуказанного Обзора практики: Первая, вторая инстанция и кассация.

 

Истцы обратились в суд за защитой чести, достоинства и деловой репутации. В обоснование заявленных требований они пояснили, что ответчик во время телевизионного эфира обвинил истцов в коррупции. Истцы просили суд признать распространенные сведения не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию, обязать телекомпанию опровергнуть оспариваемые сведения путем сообщения в эфире о принятом судом решении, а также компенсировать моральный вред.

 

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленный иск, снизив размер компенсации морального вреда в пять раз, с 2,5 млн до 500 тыс. руб. в пользу каждого из двух истцов (решение Савеловского районного суда г. Москвы от 28 апреля 2010 года № 33-21470). Кассационный суд оставил данное решение без изменений

Надзорная инстанция не согласившись с принятыми постановлениями, ответчик обратился с надзорной жалобой в ВС РФ. Он настаивал, что спорное высказывание, прозвучавшее в телеэфире, – его личное мнение, не является обвинением и не может быть признано не соответствующим действительности и порочащим честь, достоинство и деловую репутацию истца. Несмотря на то, что оценочное высказывание невозможно проверить на предмет соответствия его действительности, представитель ответчика предоставил суду материалы, подтверждающие причастность истца к фактам коррупции. Обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец, в свою очередь, должен доказать лишь факты распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений (п. 1 ст. 152 ГК РФ).

 

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала: поскольку высказывание ответчика начиналось словами "Считаю, что...", нижестоящие суды должны были установить, являлось ли оно утверждением о фактах либо представляло собой выражение субъективного мнения. Суд первой инстанции, а вслед за ним и кассационный суд не привели каких-либо правовых доводов, позволявших отнести оспариваемое высказывание к утверждению о фактах. Ссылка указанных судов на словарь русского языка С.И. Ожегова, согласно которому мнение – это "суждение, выражающее оценку чего-нибудь, отношение к кому-нибудь или чему-нибудь, взгляд на что-нибудь", не опровергает доводы ответчика о том, что он высказал свое собственное мнение.

 

При рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ и проверить которые на предмет соответствия их действительности нельзя.

 

Дело представляет собой конфликт между правом на свободу выражения мнения и защитой репутации. Поэтому при его рассмотрении ВС РФ обратился к практике ЕСПЧ, согласно которой "конвенционный стандарт требует очень веских оснований для оправдания ограничений дебатов по вопросам всеобщего интереса" Таким основанием нижестоящие суды признали нарушение защищаемых Конституцией РФ и ГК РФ ценностей – чести, достоинства и деловой репутации. Однако они не учли, что согласно п. 1 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS № 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.), каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Как неоднократно указывал ЕСПЧ, свобода выражения мнения представляет собой одну из основ демократического общества, основополагающее условие прогресса и самореализации каждого его члена. По мнению Cтрасбургского суда, свобода слова охватывает не только нейтральную информацию, но и ту, которая может оскорбить, шокировать или внушить беспокойство – таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества.

 

Учитывая изложенное, нижестоящие суды при рассмотрении указанного дела не учли разъяснения Пленума ВС РФ и правовые позиции ЕСПЧ, а также допустили нарушение норм процессуального права. На этом основании Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила состоявшиеся судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (определение ВС РФ от 14 июня 2011 года по делу № 5-В11-49).

 

Адвокат Дмитрий Михайлович Григориади

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload