Перечень запретов на арест от Верховного суда (с примерами).

1. Отсутствие у лица регистрации на территории Российской Федерации само по себе не является обстоятельством, дающим основание для избрания в отношении его меры пресечения в виде заключения под стражу. Так, при рассмотрении ходатайств суды учитывают разъяснения, содержащиеся в п. 4 постановления Пленума от 19.11.2013  № 41 о том, что отсутствие у лица регистрации на территории Российской Федерации само по себе не является предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 108 УПК РФ обстоятельством,  дающим основание для избрания в отношении его меры пресечения в виде заключения под стражу. Об это сказа Верховный Суд в «Обзоре практики рассмотрения судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей». В качестве примеров ВС РФ привел несколько судебных решений. Постановлением Белозерского районного суда Вологодской области от 13.01.2016 суд отказал в заключении под стражу П., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, со ссылкой на отсутствие обстоятельств, предусмотренных пп. 1–4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ. Ходатайство было мотивировано тем, что П. не имеет постоянного источника дохода и места жительства, регистрации, находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью. В судебном заседании было установлено, что П. хотя и не имеет регистрации, однако имеет постоянное место жительства в г. Белозерске. В некоторых случаях ходатайства о заключении под стражу обосновывались органами предварительного расследования тем, что лицо не имеет постоянного места жительства на территории конкретного муниципального образования или субъекта Российской Федерации, где было совершено преступление. Между тем п. 1 ч. 1 ст. 108 УПК РФ допускает применение данной меры пресечения при отсутствии постоянного места жительства в пределах всей территории Российской Федерации. Подобные ошибки допускали и сами суды, в связи с чем такие постановления отменялись в апелляционном порядке. Апелляционным постановлением Амурского областного суда от 18.06.2015 отменено постановление Свободненского городского суда от 08.06.2015 о заключении под стражу К., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, и в удовлетворении ходатайства следователя отказано, так как ни одно из обстоятельств, которыми обосновано постановление, не предусмотрено пп. 1–4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ. Постановление судьи первой инстанции было мотивировано, в частности, тем, что подозреваемый К. не имеет постоянного места жительства и регистрации на территории Амурской области, является жителем г. Омска, может скрыться от предварительного следствия.

 

2. При разрешении вопроса о заключении под стражу суд не предрешает вопрос о виновности, а лишь констатирует достаточность или недостаточность оснований для заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу.

 

При разрешении вопроса о заключении под стражу суд не предрешает вопрос о виновности, а лишь констатирует достаточность или недостаточность оснований для заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу. В постановлении не должно содержаться формулировок, свидетельствующих о совершении подозреваемым, обвиняемым преступления. Несмотря на это, в отдельных постановлениях встречались подобные формулировки, в частности: «органами предварительного следствия установлено, что лицо совершило преступление»; «жестокость, с которой подозреваемый или обвиняемый совершил преступление»; «судимости, при наличии которых он совершил новое преступление». К таким выводам пришел Верховный Суд РФ в «Обзоре практики рассмотрения судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей». ВС РФ сказал о том, что суды апелляционной инстанции устраняют озвученные выше ошибки. Но делают это по-разному: одни суды изменяют постановление и исключают из него указание на «совершение» подозреваемым, обвиняемым преступления, другие – отменяют постановление. Именно отмена постановления, как отметил ВС РФ, в большей степени соответствует принципу презумпции невиновности подозреваемого, обвиняемого, обеспечению его прав и законных интересов в уголовном судопроизводстве. Пример. Апелляционным постановлением Брянского областного суда от 30.01.2015 г. отменено постановление Почепского районного суда от 20.01.2015 г. о заключении под стражу Б., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, так как суд сослался на характер и жестокость, с которой Б. «совершил» преступление. Рассмотрев ходатайство по существу, суд апелляционной инстанции принял новое решение об избрании в отношении Б. меры пресечения в виде заключения под стражу.

 

3. Если в постановлении о заключении под стражу обвиняемого суд не указал доказательства, которые он исследовал в заседании, то это решение будет незаконным.

 

При разрешении вопроса о заключении под стражу суд не предрешает вопрос о виновности, а лишь констатирует достаточность или недостаточность оснований для заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу. В постановлении не должно содержаться формулировок, свидетельствующих о совершении подозреваемым, обвиняемым преступления. Несмотря на это, в отдельных постановлениях встречались подобные формулировки, в частности: «органами предварительного следствия установлено, что лицо совершило преступление»; «жестокость, с которой подозреваемый или обвиняемый совершил преступление»; «судимости, при наличии которых он совершил новое преступление». К таким выводам пришел Верховный Суд РФ в «Обзоре практики рассмотрения судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей». ВС РФ сказал о том, что суды апелляционной инстанции устраняют озвученные выше ошибки. Но делают это по-разному: одни суды изменяют постановление и исключают из него указание на «совершение» подозреваемым, обвиняемым преступления, другие – отменяют постановление. Именно отмена постановления, как отметил ВС РФ, в большей степени соответствует принципу презумпции невиновности подозреваемого, обвиняемого, обеспечению его прав и законных интересов в уголовном судопроизводстве. Пример. Апелляционным постановлением Брянского областного суда от 30.01.2015 г. отменено постановление Почепского районного суда от 20.01.2015 г. о заключении под стражу Б., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, так как суд сослался на характер и жестокость, с которой Б. «совершил» преступление. Рассмотрев ходатайство по существу, суд апелляционной инстанции принял новое решение об избрании в отношении Б. меры пресечения в виде заключения под стражу.

 

4. Прежде чем отправить под стражу обвиняемого, суд должен установить его причастность к преступлению.

 

Верховный Суд РФ опубликовал  «Обзор практики рассмотрения судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей». В документе ВС РФ, сказал о том, что суды правильно полагают, что вывод об обоснованности подозрения должен подтверждаться данными, свидетельствующими о причастности подозреваемого, обвиняемого к преступлению. В качестве таких данных не могут рассматриваться доказательства, подтверждающие само событие преступления. В качестве примера, когда суд отказал в удовлетворении ходатайства следователя о взятии под стражу обвиняемого из-за того, что он не представил доказательств причастности лица к преступлению, ВС РФ привел постановление Советского районного суда г. Казани от 09.11.2015. С., обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 219, ч. 2 ст. 201, ч. 1 ст. 327, ч. 3 ст. 238 УК РФ. Уголовное дело в отношении группы лиц, в том числе С. – председателя совета директоров коммерческой организации «У», было возбуждено в связи с пожаром в принадлежащем этой организации здании торгового комплекса «А». Отказ следователю суд мотивировал тем, что в качестве доказательств обоснованности подозрения в причастности С. к инкриминируемым ему преступлениям суду представлены копии допросов свидетелей и документы, свидетельствующие только о факте пожара в результате нарушения норм пожарной безопасности, однако не представлены данные о том, что коммерческая организация «У» имеет какое-либо отношение к эксплуатации торгового комплекса «А», ведет на объекте какую-либо производственную деятельность и оказывает услуги, а С. является должностным лицом, ответственным за нарушение требований пожарной безопасности на данном объекте.

 

5. Верховный суд разрешил выпускать обвиняемых из-под стражи. Основанием для этого может стать неэффективная организация расследования.

 

Если следователи несколько раз ходатайствуют о продлении срока содержания под стражей, ссылаясь при этом на необходимость одних и тех же следственных действий, судам следует выяснить причины, по которым такие действия не были произведены, настаивает Верховный суд. Если причина в неэффективной организации расследования, то это может стать одним из оснований для отказа в продлении ареста. По аналогии не может быть основанием для автоматического продления и сам по себе факт ознакомления обвиняемого с материалами дела. Об этом говорится в обзоре практики рассмотрения судами ходатайств следователей об избрании меры пресечения, который Верховный суд опубликовал в пятницу. По данным высшей судебной инстанции, суды уже выпускали на свободу обвиняемых из-за нерасторопности следователей – например, в Нижегородской и Московской областях. Но, судя по количеству разъяснений, ранее изданных судом (за 13 лет вышло восемь постановлений пленума Верховного суда на эту тему), вопрос об избрании меры пресечения остается одним из наиболее сложных в судебной практике.

Верховный суд снова напоминает, что вывод об обоснованности подозрений должен подтверждаться данными о причастности обвиняемого к преступлению, добытые предварительным расследованием доказательства нужно изучать, а оперативные данные, на которые ссылается следователь, оценивать. Суды не могут мотивировать решение об аресте данными, на которые не ссылался следователь. Ну и отправлять за решетку предпринимателей по экономическим делам тоже неправильно, в очередной раз указывает высшая судебная инстанция, ссылаясь в качестве правильных примеров на решения судов, отказывавших в санкции на арест.

 

Должно быть, Верховному суду пришлось нелегко с поиском подходящих примеров. По данным официальной судебной статистики, суды удовлетворяют более 90% ходатайств об аресте и более 99% – о его продлении. Отмена ареста из-за того, что не ведется следственных действий, – это пока фантастика, скорее, такой обзор практики носит демонстративный характер: судьям дают понять, какая линия поведения ненаказуема и даже поощряется.

Помимо этого, Верховный суд дал несколько важных разъяснений – например, перечислил признаки, по которым дело можно отнести к разряду сложных (по таким делам мера пресечения может быть продлена более чем на шесть месяцев). Сейчас следователь может просто сослаться на сложность дела, не уточняя, в чем именно она состоит, в обзоре же приводятся конкретные критерии: давность, преступление совершено на территории иностранного государства, свидетели неоднократно меняли анкетные данные и проживают в других регионах, большой объем дела и т. п. 

 

6. Сроки содержания по стражей: Если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу, срок в соответствии с ч. 3 ст. 128 УПК РФ исчисляется с момента фактического задержания.

 

Президиум ВС РФ также напомнил, что  срок содержания под стражей при досудебном производстве по уголовному делу, в том числе при выполнении требований ст. 217 УПК РФ, может быть установлен и продлен только в пределах срока предварительного расследования. Единственным исключением из этого правила является случай, когда предварительное следствие по делу окончено и уголовное дело направлено прокурору с обвинительным заключением (ч. 8.1 ст. 109 УПК). В связи с этим при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания под стражей суды обращали внимание на постановления о продлении срока предварительного расследования. В тех случаях, когда органы предварительного расследования ходатайствовали о продлении срока содержания под стражей на период, который полностью выходил за пределы срока предварительного расследования, суды отказывали в удовлетворении ходатайства. Если в ходатайстве указывался срок, выходящий за пределы срока предварительного расследования лишь в части, то суды удовлетворяли ходатайство, продлевая срок содержания лица под стражей в пределах срока предварительного расследования.

 

А так же:

 

Как должно быть мотивировано решение суда заключить под стражу?

 

Это возможно лишь при наличии очевидных свидетельств виновности лица. Суду недостаточно лишь согласиться со следственными органами в том, что подозрения обоснованы. Он должен в судебном заседании исследовать их доказательства и сделать свои выводы. Еще одна ошибка в том, что постановление о заключении под стражу может содержать преждевременные выводы о виновности, например, такие: "органы предварительного следствия установили, что лицо совершило преступление", "жестокость, с которой подозреваемый или обвиняемый совершил преступление", "судимости, при наличии которых он совершил новое преступление". Апелляционные суды поступают с такими постановлениями по-разному. Одни их изменяют и исключают указание на виновность. Другие отменяют постановление целиком, и это больше отвечает презумпции невиновности, замечает Верховный суд в обзоре.

 

Как определить, есть ли опасность того, что лицо скроется от дознания или предварительного следствия?

 

Тяжесть обвинения сама по себе не говорит о том, что лицо может скрыться, и не является единственным и достаточным основанием для заключения под стражу, подчеркивает ВС. Вывод о том, что фигурант дела попытается сбежать, органы предварительного расследования чаще всего обосновывали отсутствием у него регистрации в том регионе, где он проживает или где совершено преступление, отсутствием работы, разъездным или вахтовым ее характером. Кроме того, подтолкнуть подозреваемого или обвиняемого к побегу, по мнению следствия, может отсутствие у лица семьи и иждивенцев, тот факт, что у него уже имеется судимость, а также действующий загранпаспорт.

 

Однако по делам о преступлениях небольшой или средней тяжести, несмотря на перечисленные обстоятельства, суды, как правило, отказывали в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу и избирали более мягкую меру пресечения, например, домашний арест. Так, Красноглинский райсуд Самары отказался заключить под стражу Б., которая подозревалась в совершении преступления по ч. 1 ст. 166 УК (неправомерное завладение автомобилем без цели хищения). Суд не убедили доводы дознавателя о том, что Б. не работает и не прописана в Самаре. В обоснование своего решения суд указал, что фигурантка имеет постоянное место жительства в Оренбургской области, семью и несовершеннолетних детей, а также ранее не привлекалась к уголовной ответственности. При этом сама она не отрицала того, что без разрешения пользовалась машиной потерпевшего.

 

Высокие шансы на домашний арест или подписку о невыезде, согласно обзору практики, имеют лица, у которых ранее не было судимости, есть постоянное место жительства и работы, где они характеризуются положительно. Кроме того, несомненными "плюсами" в характеристике подозреваемого или обвиняемого, которые помогут ему избежать заключения под стражу, станут признание вины и раскаяние в содеянном, а также отсутствие попыток скрыться от органов предварительного следствия. Так, Верховный суд республики Саха (Якутия) не согласился с решением Усть-Алданского райсуда поместить под стражу Н., который подозревался по п. "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК (кража с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба). ВС республики избрал для Н. подписку о невыезде, указав, что райсуд не дал должной оценки совокупности характеристик подозреваемого, который не имеет судимости, зарегистрирован и проживает с родителями, от органов предварительного следствия не скрывался, а главное, признал свою вину.

 

Комментарий эксперта:

 

"В ст. 97 УПК предусмотрены основания, которые позволяют применить к лицу, подозреваемому в совершении преступления, такую меру пресечения, как содержание под стражей, – подчеркивает Анастасия Рагулина, директор юргруппы "Яковлев и Партнеры", к. ю. н., доцент МГЮУ им. О. Е. Кутафина. – Но проблема в том, что эти основания сформулированы очень широко. Как понять, что лицо может скрыться от следствия и суда? Например, у него отсутствует регистрация в регионе, где совершено преступление. Но всегда ли это в отрыве от каких-то других обстоятельств может свидетельствовать о том, что он сбежит? А у другого есть регистрация, но ведь это не мешает ему скрыться. Поэтому суд в одном случае может посчитать, что отсутствие прописки приведет к такой проблеме, в другом – нет".

 

Нередко пытаются обосновать меру пресечения тяжестью совершенного преступления, говорит эксперт. "Здесь можно говорить о том, что у лица будет повышенная общественная опасность, и есть предположение, что поскольку он понимает, что срок, который ему грозит, достаточно большой, он может скрыться от следствия и суда. – рассуждает Рагулина. – Но суды не всегда применяют заключение под стражу оправданно и с учетом всех фактических обстоятельств, либо исходя из материалов дела, в которых не обосновано применение этой меры. То есть в любом случае правоохранительные органы, выходя в суд с ходатайством об избрании такой меры пресечения, все-таки должны все подробно расписывать, чтобы у суда не было сомнений, что он правильно применяет эту меру".

Когда суд вправе не продлевать срок заключения под стражу и заменить его, например, на домашний арест?

Изучив практику, ВС пришел к выводу, что обстоятельства, которые изначально послужили причиной заключения под стражу, могут с течением времени утратить свое значение. Например, суды изменяют меру пресечения на домашний арест или подписку о невыезде и надлежащем поведении, если уже окончены все следственные действия по сбору доказательств или установлены соучастники преступления, обвиняемый активно способствовал раскрытию дела, возместил причиненный им ущерб или заключил досудебное соглашение о сотрудничестве, обвинение в отношении него было смягчено. Кроме того, учитываются характеристики обвиняемого, например, наличие судимости, а также его социальные связи: работу, семью, детей. Такой же подход закреплен и п. 21 постановления Пленума Верховного суда № 41 от 19 декабря 2013 года.

 

Кроме того, ВС указывает, что следственные органы иногда мотивируют необходимость оставить обвиняемого под стражей тем, что, оказавшись на свободе, тот может скрыться, начать угрожать свидетелям или иным участникам судопроизводства. Суды должны отказывать в удовлетворении таких ходатайств, если такие доводы являются лишь предположительными или основаны только на тяжести обвинения, и никаких реальных попыток побега или угроз обвиняемый не предпринимал.

 

Не нужно забывать и о том, что необходимость продления следствия по делу не должна быть единственным основанием увеличения срока содержания обвиняемого под стражей. В таких случаях суду необходимо выяснить, из-за чего так долго длится следствие, и, если причина, по его мнению, в неэффективной организации расследования, это может стать причиной отклонения ходатайства следственных органов. Кроме того, суд вправе отреагировать на такую волокиту частным постановлением. ВС уточняет также, что долгое ознакомление защитников с материалами дела также не может быть единственным основанием для продления ареста. Когда арест просят продлить в связи с особой сложностью дела, суду надлежит проверить, так ли это, и достаточно ли обоснованы доводы следствия.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload