Ответил на вопросы читателей "ЭНЕРГЕТИКА И ПРОМЫШЛЕННОСТЬ РОССИИ".

ВОПРОС:

Уважаемый Дмитрий Михайлович, насколько известно, вы неоднократно выступали с предупреждениями в адрес обычных граждан о том, чтобы они с осторожностью пользовались гаджетами со скрытыми камерами и прослушивающими устройствами. Вы действительно полагаете, что в России эти предметы могут создать уголовные проблемы гражданину и в каких случаях использование этого оборудования же допускается?

Анастасия Скрижаль
временная домохозяйка, Самара

 

ОТВЕТ:

 

– Добрый день, Анастасия. Действительно, в законодательстве РФ существуют крайне странные запреты, а некоторые из них караются уголовной ответственностью. Речь идёт о покупке, использовании, продаже товаров с видеокамерами либо микрофоном. Причём предназначение товара неважно: в эту категорию попадают и совершенно безобидные игрушки для ребёнка. Проблема в том, что законодатель решил – если устройство не сертифицировано российским Ростестом, то оно может быть опасно для граждан РФ.

Но на мой взгляд, логика другая – законодатель не любит, когда государственных служащих записывают (фиксируют) скрытно, в связи с чем за любое использования такого рода товара введена уголовная ответственность (статья 138.1 УК РФ). Кроме того, за покупку, использование либо продажу этих устройств предусмотрено наказание в виде четырёх лет лишения свободы. На практике много обычных людей (не шпионов) получают судимость за покупку в интернет-магазине радионянь в виде медвежонка или детских ручек с микрофоном. Подробно об этом феномене я писал несколько лет назад на своём сайте. Данная проблема существует уже более 10 лет. Сотни людей получили судимость. В зоне риска по сей день – домохозяйки, фермеры, фотографы, предприниматели и другие граждане.

 

ВОПРОС:

Дмитрий, здравствуйте! Профессия юриста в России налагает на ее "носителя" не только трудности в борьбе с законодательными барьерами и чиновничьим произволом, но и обеспечивается хорошим жалованьем. Можете ли вы назвать, если не сумму вашего среднего заработка, то хотя бы то, что на него можно приобрести в Москве и позволить себе в отпуске?

Эдвард Джонсон
сотрудник издательства, Лондон

 

ОТВЕТ:

 

– Уважаемый Эдвард, далеко не все борцы с барьерами и произволом получают хорошее, как вы сказали, жалование. В нашей профессии много идейных волонтёров, для которых жалование не в приоритете. Доходы же юристов как в России, так и в других странах имеют огромный разброс в цифрах. Есть начинающие юристы в отдалённых регионах нашей страны, а есть топ-5 знаменитых адвокатов, которые верны профессии уже более 50-60 лет. У всех жалование разное, но кому-то хватает ста долларов в месяц, а кто-то не удовлетворён ста тысячами евро в месяц. Так же и про отпуск, всё относительно. Отпуск в виде рыбалки на реке Дон в разы ниже по стоимости отпуска в Лондоне, хотя по отзывам некоторых состоятельных людей, они предпочтут всё же Дон нежели Темзу. Всё ведь относительно.

 

ВОПРОС:

В рамках обсуждения возможных контрсанкций по отношению к США, некоторые представители Государственной Думы предлагали в качестве ответных мер рассмотреть вопрос об отмене прав на патенты, которые принадлежат американским компаниям, создании некого интеллектуально офшора. Как бы вы оценили правовые последствия такого шага для России, если бы подобное решение было бы реализовано на государственном уровне?

Геннадий
программист, Владивосток

 

ОТВЕТ:

 

– На мой взгляд, Геннадий, такая законодательная инициатива сомнительна. По факту речь идёт об узаконении пиратства. Уверен, вам не понравится, когда вашу интеллектуальную собственность кто-то украдёт. Интеллектуальное пиратство, после его узаконения перестанет быть избирательным, эта проблема коснётся не только зарубежных, но и российских производителей ПО. К тому же весь мир борется с офшорами, к этому тренду надо присоединяться. Лично я всегда покупаю программное обеспечение, игры, музыку, фильмы. Категорически против любого рода взломов, торрентов, иного проявления пиратства, какой бы целью не прикрывалось это действие.

 

ВОПРОС:

Уважаемый Дмитрий Михайлович! В последнее время в обществе, в том числе и в среде предпринимателей, сложилось мнение, что при осуществлении так называемых рейдерских захватов, судебная и правоохранительная системы, в случае прямой заинтересованности, часто выступает на стороне заказчиков подобных мероприятий и эту ситуацию никаким образом не переломить. Есть ли в вашей юридической практике успешный опыт противодействия таким захватам? Насколько я помню, вы занимались нашумевшим делом ростовского предпринимателя Александра Хуруджи?

Григорий Васильевич
сотрудник госкорпорации, Москва

 

ОТВЕТ:

 

– Вы правы, такое мнение в обществе действительно есть, оно доминирующее. Есть также и другое мнение, что заказ на рейдерство можно перекупить, тогда в деле наступит перелом. Вообще в Москве очень обширный бизнес так называемых «решал». Речь идёт о банальной коррупции, когда проблему пытаются снять взятками. Данный путь всегда заканчивается трагедией. В 80% случаев «решалы» – обычные мошенники (как напёрсточники с вокзала), а остальные 20% – это оперативные разработки силовиков, которые ловят и арестовывают как коррупционеров, так и взяткодателей, посредников. По данному вопросу сложилась устойчивая судебная практика. В большинстве случаев лица, проходящие по делам о коррупции, получают за свои ошибки от 8 лет реального лишения свободы.

Проблем в сфере рейдерства, корпоративного захвата, уголовного давления с каждым годом всё больше, но решать их нужно только в правовом поле. Действия защиты должны быть активными, методичными, в некотором случае даже агрессивными, но только в правовом поле.

Что касается «дела Хуруджи», то вы правы, я был его защитником, координировал работу всех региональных адвокатов, был в деле стратегом. Побочным эффектом успешного «ломания» сфабрикованного дела стало сильное давление на меня и моих близких. Пришлось даже вместе с семьёй покинуть страну в период активной стадии защиты Александра. Хорошо, что всё закончилось хорошо. Это один из успешных кейсов. Подобные дела, к сожалению, не редкость.

 

ВОПРОС:

Какие правовые коллизии могут проявиться в рамках перехода на прямые платежи потребителей за коммунальные ресурсы? Достаточно ли чётко с вашей точки зрения разграничены зоны ответственности ресурсоснабжающих организаций и управляющих компаний?

Анастасия Михайловна
сотрудник УК, Воронеж

 

ОТВЕТ:

 

– Сама идея создания управляющих компаний (УК) как единого представителя всех потребителей была в своё время отлично воспринята, поддержана на всех уровнях. Ресурсоснабжающей организации (РСО) всегда легче взаимодействовать с одним компетентным юридическим лицом, нежели с сотнями людей. Потом в данной конструкции появились серьёзные бреши в виде череды банкротств недобросовестных УК, собирающих деньги потребителей и потом ликвидирующих самих себя по надуманным основаниям. Это сильно ударило по РСО. Очевидно, нужно было менять систему. На данный момент переход на прямые взаиморасчёты – единственный выход из замкнутого круга тотальных неплатежей за коммунальные услуги. Все правовые коллизии со временем сгладит судебная практика. Поживём увидим.

 

ВОПРОС:

Дмитрий Михайлович, стало известно, что Комитет по тарифам администрации Санкт-Петербурга обжаловал в Верховном суде переход ПАО «ТГК-1» на новый метод расчета расходов на топливо для производства тепловой и электрической энергии. Этот спор между городскими властями и энергетиками длится уже три года, и нижестоящий суд ранее поддержал ТГК-1. Как Вы оцените перспективы данного иска? Были ли другие подобные прецеденты и, на Ваш взгляд, возможны ли они в дальнейшем в свете реформы рынка тепла?

Евгений Герасимов
ТЭК, Санкт-Петербург

 

ОТВЕТ:

 

– Предсказать исход судебного спора крайне сложно. Прогнозы может строить лишь юрист, погруженный в детали, чувствующий дело. Энергетики не так часто, но всё же судятся с властями, оспаривая установленные тарифы, оспаривая отказы компенсировать выпадающие доходы, штрафы по избыточным (по мнению регулятора) доходам и т. п. Шансов победить в суде регулятора всегда очень малы, но они есть, такова судебная практика.

 

ВОПРОС:

Дмитрий Михайлович, простите за возможно не корректный вопрос, но расскажите, пожалуйста, случались ли в ваш адрес угрозы, в связи с какими-то делами? Как вы решали эти проблемы и насколько, на ваш взгляд, подобные вещи могут быть реализованы на практике?

Савелий Георгиевич Ч.
инженер компании по производству трансформаторов, 

 

ОТВЕТ:

 

– Случались, случаются и будут случаться. Связаны эти угрозы всегда с делами по своим подзащитным. Проблема угроз решается просто: а) их фиксация, б) письменное требование к правоохранителям отреагировать, в) несгибаемое намерение привлечь источника угроз к уголовной ответственность, г) всегда идти до результата в намерениях привлечь виновное лицо к ответственности. Подобный подход отбивает желание у сомнительных лиц оказать давление на защитника.

 

ВОПРОС:

Уважаемый Дмитрий Михайлович! Ваши посты в фейсбуке про раков и водоплавающих птиц, "посещающих" дворовую территорию вашей компании, очень впечатляют, это необычно и интересно. Вы любите рыбалку и охоту и где предпочитаете проводить свой отпуск?

Ирина Кириллова
сотрудник ТЭЦ, Ленинградская область

 

ОТВЕТ:

 

– Скажу честно, Ирина, я не рыбак. Просто необычно видеть, когда к тебе в офис заползает огромный ракообразный. Всех сотрудников такая история по-детски радует, вот мы и делимся в соцсетях своим хорошим настроением. Как-то к нам часто заглядывала одна пернатая пара (селезень и утка). Они всё время проводили вместе, вместе плавали, летали, отдыхали на травке, завтракали вместе с нами. Мы им даже имена дали – Джулия и Молчаливый Боб. Потом я заметил, что в кустарнике, прямо возле окна моего кабинета Джулия высиживает яйца. Сейчас парочка заботится о своих утятах, где они в настоящее время мы не знаем, видимо, заняты воспитанием потомства. Такого рода истории отвлекают нас от рабочих реалий, да и в зоопарк ходить не нужно, всё рядом. Что касается отпуска, если вы обратили внимание на фамилию, то по национальности я грек. Все родственники по отцовской линии живут на севере Эллады, в таких городах как Кавала, Ксанты, Салоники. При первой возможности мы всей семьёй летаем к родне, там моя историческая родина, там двоюродные братья и сёстры, стараемся чаще проводить с ними время.

 

ВОПРОС:

Дмитрий Михайлович! Много лет всем известна фраза: "В России полно юристов и экономистов". Легко ли вам было сделать карьеру на этом поприще, связано ли это с выбором направления содействия предпринимательству и готовы ли вы рекомендовать молодому поколению идти в эту сферу?

Николай Васильевич Н.
владелец малого предприятия, Челябинск

 

ОТВЕТ:

 

– Замечательный вопрос, Николай! Часто вспоминаю это выражение, когда формирую дополнительную команду из юристов на очередной проект защиты и сталкиваюсь с трудностями в таком поиске. Вы правы – юристов много, проблема в том, что хороших юристов мало. Ещё в 1998 году, когда я поступал на юрфак, нам говорили: «В стране одни юристы и экономисты, вы все потенциальные безработные». Тогда я для себя твёрдо решил стать лучшим в любимой для меня профессии. А ещё хочу привести в пример своего отца, он часто ищет сварщика для своего производства. Так вот он мне постоянно говорит, что сварщиков не меньше, чем юристов, однако найти профи, способного сделать качественно – задача не из лёгких. Вы думаете, мало кондитеров, врачей, инженеров, программистов? Всех много.

Мой вам совет, Николай: если чувствуете, что юриспруденция — это ваше призвание, если вы любите профессию и готовы любить своих подзащитных, плюс постоянно стараетесь «апгрейдить» себя новыми знаниями – вы обречены на успех.

 

ВОПРОС:

Уважаемый Дмитрий Михайлович! У вас уже довольно большой послужной список. Можете ли вы в целом, без подробностей дел, отметить, какие темы были самыми трудными в вашей практике? И почему? есть ли тому объективные причины, допустим, коррумпированность властей и тд?

Алиса Черкисян
программист, Сочи

 

ОТВЕТ:

 

– Алиса, сложнейшее дело в 2016 году спустя пару лет кажется детским садом по сравнению с делами в 2018-м. Моя команда всегда старается взять новую высоту. То, от чего раньше застывала в жилах кровь и седели от страха волосы, сейчас кажется скучной обыденностью. Накопленный опыт, понимание того какие механизмы защиты реально работают, а какие совершенно бесполезны позволяют добиваться серьёзных результатов. Результаты работы иногда ошеломляют даже нас самих, мы всё чаще стали сталкиваться с чудом.

 

ВОПРОС:

С 2016 года продолжается дело топ-менеджеров Вайнзихера и Ольховика «Т Плюс» , обвиненных в даче взяток руководству республики Коми, вроде бы зимой дело передано в суд. Вместе с тем, в прошлом году они переизбраны в Совет Директоров компании. Как они могут выполнять свои обязанности, будучи арестованными, и насколько в таком случае законна их деятельность?

Василий Викторович
инженер, Краснокамск

 

ОТВЕТ:

 

– Здравствуйте, Василий. От коллег-силовиков я часто слышу одну и ту же фразу: «Расследование уголовного дела не является наказанием, а является проверкой». Предварительное расследование, как и судебное следствие, не влияет на кадровые изменения. Если директор способен управлять компанией, находясь в СИЗО, никто не будет ему запрещать этого делать. Существует своя специфика, так, например, запрещено оказывать давление на свидетелей, противодействовать следствию, уничтожать доказательства и т. п. По существу вопроса скажу, что нормальной является практика, когда директор либо акционер продолжают управлять компанией, находясь в СИЗО. Виновность арестованного лица устанавливается лишь судом в конце судебного следствия, до этого момента действует презумпция невиновности.

 

ВОПРОС:

В ответ на новые санкции Россия заявляет, что будет добиваться справедливости и отмены санкций в международных арбитражах. Способна ли Россия на подобные шаги, и будут ли они эффективны, или в этих вопросах международные суды бессильны?

Нуритдинов Максим
студент, Казань

 

ОТВЕТ:

 

– Максим, должностные лица Российской Федерации способны добиваться серьёзных побед на международной правовой арене. Таких прецедентов немало. То, что наша страна является частью правового сообщества, крайне позитивный фактор. При выходе же России из международных правовых институтов наша страна автоматически лишится возможности отстаивать свои интересы в международных судах, став изгоем из числа стран третьего мира. Убеждён, такого не случится в обозримом будущем.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload