Разбор уголовных дел, возбужденных по инициативе Сбербанка

Два прошедших дня прошли под флагом разбора уголовных дел, по кредитам от Сбербанка. 
Всё ещё удивляюсь масштабу преследований бизнеса за частичный невозврат кредитов. Даже в СД МВД РФ создана специальная группа, которой поручают вести такие дела. 

По ситуации: первая добрая сотня предпринимателей сидит в РФ, вторая покинула РФ и объявлена в розыск.

Получили обращения по этой проблеме из Франции, Грузии, Кипра, ОАЭ, есть и местные сидельцы в СИЗО Водники, Медведь в Москве. 
Разыскиваемый же народ не может вернуться в страну из-за заочных арестов по сомнительным уголовкам, отобранного/разграбленного залогового имущества, заочных арестов, а иногда и заочных приговоров. 

 

На первый взгляд всё выглядит логичным - если не полностью вернул кредит, значит имел умысел украсть у гос. банка деньги (банка с гос. участием), следовательно «получай фашист гранату». В деталях ситуация гораздо сложнее. 

Молотилка бизнесменов по уголовкам от сбера – это на мой взгляд масштабный, очень высокодоходный бизнес с маржой как у Пабло Эскобара. По сути, это бизнес по отжиму вкусного залогового имущества через уголовное преследование, бизнес по высокодоходной торговле отобранным залогом. 

 

Знаете, что объединяет исследуемые нами уголовные дела? 
 

Во-первых то, что в тюрьмах сидят одни предприниматели, владельцы ранее действующего бизнеса. А вот из числа сотрудников к примеру сбера обвиняемых нет. 
 

Во-вторых, когда банк жалуется в полицию, что его обманули, а часть кредита не вернули/расхитили, то всегда залога почему-то оказывается недостаточно. 


Законный вопрос – почему? Ведь сбер выдавая кредит оценивает имущество с понижающим коэффициентом, а потом даже такой ликвидный залог оказывается недостаточным и человека перемещают в тюрьму требуя возместить ущерб. 

 

Другими словами. Вот сельское хозяйство. Человек поднимает целину, 10 лет кредитуется, возвращает банку долг, растит хозяйство. Имущество страхуется. Кредит обеспечен и даже переобеспечен залогом. В кредитном деле миллион подписей членов кредитных комитетов банка, проверяющих, задокументирован контроль за расходованием целевых средств и прочее.

Потом на 11й год на ферме допустим случается пожар, либо приходит чума, либо что-то ещё идёт не так. Страховка в таких делах не покрывает масштаб трагедии, а гос.банк идёт на добивание. 
Выясняется, что залог сейчас ничего не стоит, он не покрывает остаток невыплаченного долга. Материалы передаются в МВД, возбуждается дело. Полиция анализирует все платежи бизнесмена за прошедшие 10 лет и находит-таки пару фирмёшек с признаками однодневки, на которые уходили 2-3 платежа. Этого хватает, чтобы «отсыпать» новую порцию обвинений в легализации, отмывании, умысле украсть и прочих непристойных действиях.Предприниматель переезжает в СИЗО. 

 

Скажете, «да ладно, статья же не арестная, так как это «сфера предпринимательства» (108 УПК)». А вот и нет. Устоявшееся практика арестов по кредитным делам сбера такова – следователь «сказал в морг значит в морг». Кредитование бизнеса гос. банком и последующий невозврат (хоть и части) кредита не является предпринимательством по мнению следствия по двум причинам. 


1. Сбер это банк с гос. участием, а там, где гос. деньги не может быть предпринимательства, лишь умысел схитить эти гос. деньги. 


2. Следствие всегда обосновывает суду, что умысел на хищение у гос. банка возник у злого комерсанта ещё вооон тогда, 10 лет назад. Он как тот профессор Мариарти вынашивал коварный план все 10 лет. Т.е. речь шла о классическом мошенничестве, а не о форс-мажоре. 
 

Смешно? Я ведь сейчас не выдумываю, а привожу пример дело Вельской птицефабрики (Иванов, Архангельская область). Есть дело Владимира Зюзина (Мурманская область) и т.п. 
Кстати г-н Иванов включён в Российский список Boris Titov, Зюзин в Лондонском списке. Один сидит, второй в розыске за пределами РФ. Первый не может выйти из СИЗО, второму не дают приехать в РФ не будучи арестованным. Суть у всех одна, разница в деталях. 

 

Возникает вопрос, что с залогом? Так вот. Реализация залога уходит на спец конторы, такие как сбербанк капитал и им подобных. В этих конторах залог странным образом сильно обесценивается, после чего появляются лица, которые за копейки откупают вкусное, но уже на много-много процентов уценённое имущество.

Следствие же продолжает расследовать и вроде всё верно обосновывает – залог ведь оказался липовый, вот получил колхозник кредит, вот не вернул, залог подложный (копеечный как выяснилось), Опись, прОтокол, сдАл, принЯл, всё по УПК, осуждён, поехал отбывать. 

Кстати отобрать залог у бизнесмена, который сидит в СИЗО не сложнее, чем отобрать игрушку у ребёнка в песочнице. Нулевое сопротивление. Ничего личного, только бизнес. 

Снова вопрос, а кто все эти люди, которые от банка оценивали (в дальнейшем обесцененный) залог, выдавали от банка кредит, контролировали их целёвку все 10 лет? Наверное соучастники?
Ни в одном деле, я не видел ни одного сотрудника гос. банка соучастником. Это люди кристальной чистоты души, с безупречной репутацией. Тут пазл и перестаёт срастаться. 

 

Что в итоге? 
 

Государство обувают трижды. 
 

Первое – гос. банк так и не получает часть выданных бизнесу денег (предприниматель сидит, бизнес в банкротство, залог за копейки отобран/разграблен/продан/откуплен/ещё раз продан). 


Второе – на подобных примерах инвесторы негодуют. Потенциальный инвест.герой, перед стартом очередного проекта понимает, куда приведёт история с кредитом нового бизнеса. Это отражается уже на экономике страны, инвестиционном климате. 
 

Ну и третье – на выходе получаем угробленный бизнес с толпой безработных, недополученными налогами в консолидированный бюджет, ухудшенной в регионе социалкой.
 

Есть ещё варианты, когда компанию рейдят, через кредит. Сначала выдают, потом требуют досрочный возврат, обесценивают и продают залог, прилетает уголовка, а дальше по сценарию. Есть вариант «залёта» поручителя. Его залог всё так же уходит мутным реализаторам и в лучшем случае дальше следует банкротство физ. лица, а в худшем клетка. Хотя это уже другая история. 
 

Безусловно, не все, кто не возвращает кредиты прям белые и пушистые. Есть махровые мошенники, это факт. У таких ребят реально возникает умысел спионерить деньги гос. банка и по такого рода делам нужны расследования с обязательным, обязательным и ещё раз обязательным привлечением сотрудников гос. банка (в том числе и сбера) за соучастие. 

Повторюсь – перед выдачей займа бизнесу, подписи ставят с десяток работников кредитного учреждения, залог оценивается, показатели бизнеса анализируют рисковики и большая толпа народа. Если была «схема» –безусловно нужно реагировать, но объективно. 

В рамках работы над Лондонским списком я вижу другую картину. В каждом деле – обвиняемый один - предприниматель (либо в розыске, либо сидит в клетке), залога нет, бизнеса нет, всё в руинах, но банкиры дартаньяны. 
 

Что сейчас нужно: 
 

1. Запретить возбуждать уголовные дела, в которых выданный кредит обеспечен залогом, страховкой от всевозможных рисков. Это гражданские правоотношения. Перестаньте сводить в ноль саму идею ограниченной ответственности бизнеса, возбуждая уголовные дела с перемещением бенефициаров в клетку. 
 

2. При наличии криминального сговора заёмщика с сотрудниками банка, при реализации очевидного умысла украсть кредитные деньги - в обязательном порядке (в рамках уголовного дела) привлекать всех должностных лиц банка, которые участвовали в выдаче такого липового кредита, обеспечивали контроль расходования, проверяли залог и т.п. При отсутствии таких лиц в деле в качестве соучастников, подобные истории следует считать выдуманными, нарисованными, а подобные дела следует прекращать.
 

3. При не привлечении сотрудников гос.банков соучастниками, в делах, в которых арестован лишь один бизнесмен (который обеспечил кредит залогом) – считать претензии следствия – обвинениями именно «в сфере предпринимательства», а не «вокзальным» мошенничеством. Применять в таких делах ст.108 УПК РФ с запретом на арест предпринимателей. 
 

В конце октября планирую выступить в Думе в том числе и с этой проблематикой. 
 

Неформально беседуя с сотрудниками даже в следственном департаменте и в прокуратурах регионов о проблеме знают все, все согласны с нужностью изменения такого подхода, морально поддерживают, но продолжают делать то, что делают. 
 

Почему упор сделал на сбер? Наибольшее число странных историй (о чём писал выше) связаны с этим банком (хотя Россельхоз подобный). Другие же банки (особенно частные) в разы лояльнее, без конвейера по масштабному отбору залогов с заявлениями уголовных преследований.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload